Мудрые мысли: Блез Паскаль и Карл Юнг

Блез Паскаль

(19 июня 1623, Клермон-Ферран – 19 августа 1662, Париж, Франция)
Французский математик, физик, литератор и философ.
Классик французской литературы, один из основателей математического анализа, теории вероятностей и проективной геометрии. Создатель первых образцов счётной техники, автор основного закона гидростатики.


О Боге

Если бы существовала лишь одна религия, Бог был бы слишком понятен.

Если вы верите в нечто, а его нет, то вы ничего не теряете.
Но если вы не верите, а оно есть, то вы теряете всё!

Именно сердце чувствует Бога, а не разум. Вот, что такое вера.

Когда я размышляю о той ничтожной площади, какую я занимаю,
когда вижу беспредельные пространства, затерянные в Космосе,  
поражаюсь, видя себя здесь, а не в другом месте Мирозданья.
Кто меня сюда забросил?
По приказу, действию Кого это место и это время были мне предназначены?

Люди презирают религию.
Они испытывают ненависть, страх при мысли, что она может оказаться истинной.

Мы жаждем истины, а находим в себе лишь неуверенность.
Мы ищем счастья, а находим лишь горести и смерть.
Мы не можем не желать истины и счастья,
но не способны ни к твердому знанию, ни к счастью.
Это желание оставлено в нашей душе не только чтобы покарать нас,
но и чтобы всечасно напоминать нам о том, с каких высот мы упали.

Не только невозможно, но и бесполезно знать Бога без Иисуса Христа.
Познание Бога без познания своей греховности приводит к гордости.
Познание своей греховности без познания Бога приводит к отчаянию.
Познание же Иисуса Христа приводит на верный путь,
так как в Нем находим мы Бога и свою греховность.

Есть только три разряда людей:
одни обрели Бога и служат Ему; эти люди разумны и счастливы.
Другие не нашли и не ищут Его; эти люди безумны и несчастны.
Третьи не обрели, но ищут Его; эти люди разумны, но пока несчастны.

Нет ни одного государства, что простояло бы 1000 лет. А религия крепка и несгибаема.

Первая людская забота должна быть о том, чтобы разобраться и понять,
что именно в жизни бессмертно.
Некоторые люди всеми силами трудятся над тем, чтобы уяснить себе это.
Они признают, что от этого должна зависеть вся их жизнь.

Прекращается ли наша жизнь с плотской смертью?
Это вопрос самой великой важности, и редкий человек не думает об этом.

Путь исправления себя труден.
Но он труден не сам по себе, а труден потому, что мы так долго предавались порокам,
которые усложняют нам путь исправления.
Мы страдаем от этой борьбы настолько, насколько пороки успели в нас вкорениться.
Мы не можем думать, что Бог виноват в необходимости этой борьбы,
потому что не будь в нас пороков, не было бы и борьбы.
Значит, причина борьбы – в нашем собственном нечестии.
Между тем, в этой борьбе наше спасение.
И, если Бог избавил бы нас от этой борьбы, мы, несчастные, остались бы при наших пороках.

Разумно мыслящий человек, прежде всего, думает о том, для какой цели он должен жить:
он думает о своей душе, о Боге.
Посмотрите же, о чём думают мирские люди?
О чём угодно, только не об этом.
Они думают о плясках, о музыке, о пении и тому подобных удовольствиях;
думают о постройках, о богатстве, о власти; завидуют положению богачей и царей.
Но они вовсе не думают о том, что значит быть человеком.

О жизни, о науках, об истине.

Доводы, до которых человек додумывается сам, обычно убеждают его больше,
нежели те, которые пришли в голову другим.

Добродетель человека измеряется не необыкновенными подвигами,
а его ежедневным усилием.

О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям,
а по его повседневной жизни.

Если я не знаю основ нравственности,
наука об окружающем мире не принесет мне утешения в тяжкие минуты жизни.
А вот основы нравственности утешат и при незнании науки.

Добрые слова оставляют в душах людей прекрасный след.
Они смягчают, утешают, исцеляют сердце того, кто их слышит.

Земную науку надо понять, чтобы ее полюбить,
а Божественную надо полюбить, чтобы понять её.

Изобретения людей подвигаются вперед из века в век.
Доброта же и людская злость, в общем, остаются те же.

Изучая истину, можно иметь троякую цель:
открыть истину, когда ищем ее;
доказать ее, когда нашли;
наконец, отличить от лжи, когда её рассматриваем.

Искание истины совершается не с весельем, а с волнением и беспокойством.

Когда человек пытается довести свои добродетели до крайних пределов,
его начинают обступать пороки.

Красноречие – это живопись мысли.

И самая блестящая речь надоедает, если ее затянуть.

Люди ищут удовольствий,
бросаясь из стороны в сторону только потому, что чувствуют пустоту своей жизни.
Но не чувствуют ещё пустоты той новой потехи, которая их притягивает.

Кто входит в дом счастья через дверь удовольствий,
тот, обыкновенно, выходит через дверь страданий.

Мы никогда не живем настоящим,
всё только предвкушаем будущее и торопим его, словно оно опаздывает.
Или призываем прошлое и стараемся его вернуть, словно оно ушло слишком рано.
Мы так неразумны, что блуждаем во времени, нам не принадлежащем,
пренебрегая тем единственным, которое нам дано.

Мы часто утешаемся пустяками, ибо пустяки нас и огорчают.

Не только сама истина даёт уверенность, но и одно искание её дает покой.

Неоспоримо, что вся людская нравственность зависит от решения вопроса,
бессмертна душа или нет.
Меж тем философы, рассуждая о нравственности, отметают этот вопрос.
Они спорят о том, как лучше провести отпущенный им час.

Непостоянство, скука, беспокойство – вот условия человеческого бытия.

Нет ничего постыднее, как быть бесполезным для общества и для самого себя,
обладать умом для того, чтобы ничего не делать.

Ничто не ободряет так порока, как излишняя снисходительность.

Обычаю надо следовать потому, что он обычай, а вовсе не из-за его разумности.
Меж тем народ соблюдает обычай, твердо веря, что он справедлив.

Отчего это – хромой человек нас не раздражает, а умственно хромающий раздражает?
Оттого, что хромой сознает, что мы ходим прямо.
А умственно хромающий утверждает, что не он, а мы хромаем.

Понятие справедливости так же подвержено моде, как женские украшения.

Бывает так, что человек, здраво рассуждающий о явлениях определенного порядка,
несет вздор, когда вопрос касается явления другого порядка.

Я только с теми, кто ищет истину.



Карл Густав Юнг

(26 июля 1875, Кесвиль, Тургау, Швейцария – 6 июня 1961, Кюснахт, Цюрих, Швейцария).  
Швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии, соционики.


Смерть, если подойти к ней психологически правильно, есть не конец, а цель.
Поэтому человек, перевалив за вершину жизни, начинает жить ради смерти.

Ваш взор станет ясным лишь тогда, когда вы сможете заглянуть в свою собственную душу.

Встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным.

Одиночество обусловлено не отсутствием людей вокруг,
а невозможностью говорить с людьми о том, что кажется тебе существенным,
или неприемлемостью твоих воззрений для других.

Человек, не перегоревший в аду собственных страстей, не может их победить.
И они прячутся рядом, в соседнем доме, чего он даже не предполагает.
Пламя в любой момент может перекинуться и сжечь дом, который он считает своим.
То, от чего мы уходим, уклоняемся, якобы забывая, находится в опасной близости от нас.
И, в конечном счете, оно вернётся, но с удвоенной силой.

Говорят, ни одно дерево не сможет дорасти до рая, если его корни не достигнут ада.
Двузначность движения заложена в природе маятника.

Наша психическая структура повторяет структуру Вселенной.
Всё происходящее в космосе повторяет себя в бесконечно малом пространстве,
человеческой душе.

Психика человека бессмертна.

Понятие Бога – совершенно необходимо.
На вопрос доказательства бытия Бога человеческий интеллект никогда не сможет ответить.
Кроме того, такое доказательство Бога излишне.
Идея сверхмогущественного, божественного существа наличествует повсюду.
Если не осознанно, то, по крайней мере, бессознательно.
Есть нечто в нашей душе от высшей власти.
Поэтому считаю более мудрым осознанно признавать идею Бога.
Ибо, в противном случае, богом просто становится нечто другое,
как правило, весьма неудовлетворительное и глупое,
что бы там ни выдавливало из себя «просвещенное» сознание.

Абсолютные выводы могут быть только в области веры,
в любом другом случае – это нескромность.



Е. Н. Г.

Простые мысли. О вере, Боге, соционике

С помощью соционики можно понять людей, любого отдельно взятого человека.
Полюбить же, хотя бы одного человека,
быть полезным, хотя бы в малом одному человеку можно только через веру и Бога.

Многими науками, – соционика не исключение, – Бог аккуратно вразумляет людей:
кто Он и кто мы.

Рисунки Станислава Данилова и Анны Гладковой.

Июнь, 2015 год.


Назад на главную страницу | К предыдущей статье | К следующей статье